Собор святителей Кирилла и Лаврентия Туровских. Брама

  В белорусской архитектуре исторически сложился своеобразный жанр — брамы.

  Браму нашей музейной комнаты мы рассматриваем как своеобразный портал в прошлое…

  Специфика этого архитектурного феномена заставляет нас изучить его генетические корни и происхождение, его развитие, архитектурную форму, особенности и символику.

  Рассматривая архитектуру как систему организации среды (жилого пространства), можно семантически выделить некоторые ее типы, обладающие особыми качествами. К ним относятся все ситуации, когда пространство «меняет» оценку: собственное — чужое, внутреннее — внешнее, маленькое — большое, открытое — закрытое, и их можно семантически интерпретировать как границы.

  С точки зрения их использования здесь осуществляется переход от одного типа пространства к другому, изменяются психофизические реакции человека и внутреннее (как сознательное, так и бессознательное) состояние его «Я». К таким типам границ традиционно относятся входы и выходы из дома, двора, а также входы и выходы из населенных пунктов.

  Происхождение разных типов пространства, конечно же, восходит к древности, когда в процессе эволюции человек перешел от кочевого к оседлому состоянию жизни. Именно тогда в сознании человека закрепилось жизненное пространство: мой дом, мой участок, моя территория. В то же время эти типы сред отличаются от тех, которые не контролируются людьми.

  Важным является процесс пересечения граничного пространства, пересечения невидимой линии, существующей между различными типами окружающей среды. Граничное пространство со временем начинает материализоваться: двери, пороги, окна, ворота — они являются средством выхода и одновременно защитой (закрытием) от внешнего мира.

  Есть и нематериальное воплощение пересечения пограничного пространства — это обряд перехода из внешней среды во внутреннюю, из враждебного во враждебное. Одновременно формируется материальная структура входа и его образное решение. Любой вход-выход состоит из 5 компонентов: верх, низ, боковые подступенки, двери и ворота.

  Пересечение дна (порога) — это ритуальный акт, поэтому под порог что-то кладут. Такое же действие происходит при стуке дверных косяков. Магическое значение придается особому предмету над дверным проемом — например, прибитой подкове или ветке омелы. Это амулеты, амулеты, и они обладают магической силой, которая «защищает» дом или двор от врага.

  Столь же особую ценность имеет выход за пределы двора, так как здесь человека встречает «чужое пространство», которое может нести опасность. Поэтому при уходе создается молитва или приказ:

«Выхаджу я за варот,

Маць Прачыстая напярод,

Рызаю закрывае,

Ад усіх урагоў спасае».

  Исторический генезис организации входов и въездов на Беларуси сформировал устойчивый тип архитектурно-конструктивного и одновременно образно-символического феномена — брама. Безусловно, происхождение этого типа построения связано с архитектурой входа в жилье. Первообразом многих других типов сооружений. Следующий шаг эволюции архитектурного воплощения входа происходит тогда, когда «частное пространство» человека расширяется и возникает другой тип граничного барьера — ограждение. Возможно, сначала это была ограда вокруг собственных дворов, но вскоре появляются ограждения вокруг древнеславянских коллективных поселений — городищ. Об распространении этого типа поселений свидетельствуют, например, староскандинавские саги, в которых, когда говорится о путешествиях по пути «из варяг в греки», территория Древней Руси называлась Гардарыки — от слова garda (ограждение), т.е. страна огражденных городищ.

  Входы в древнее жилье, дворы и поселения можно назвать архетипов, на основе которого возник и постепенно проявился типологический ряд шлюзовой построек. Таким образом, можно констатировать, что ворота — это архитектурная форма специально воплощенного входа в огражденную или символически определенное пространство, что контролируется человеком или обществом. Структурно ворота включает в себя пространство самого коммуникационного коридора, ограниченное материальными средствами с боков и сверху. Интересна этимология слова «брама» (brama), которое, возможно, происходит из общеславянского глагола «бороться», т.е. «Преодолевать что-то». Это также указывает на форму ворот как особого защитного сооружения, которое должно преодолеваться. Брама будто формирует ритм движения  пешехода или транспорта: движение-остановка, остановка движение.

  По функциональному назначению брамы делятся на две группы:

  • утилитарная — организация проходов в ограде; защита, охрана, контроль (включая сбор пошлин); установка систем изоляции (ворота, калитку и т.д.); 
  • образно-символичная — объект и пространство обряда перехода, молитвы, заговоры; средство обозначения собственности, создания особого настроения, презентации.

  Функциональное использование брам не локализуется с тем или иным их типологическом видом. Оно может быть смешанным, некоторые городские ворота имели как функцию охраны (даже караульные помещения), так и сакральную (часовня в воротах, изображения святого), например Острая брама в Вильнюсе.

  Архитектура брам в своем историческом развитии также изменялась от замковых въездных башен (Лида, Крево, Мир), к парадно-торжественным городским воротам (Слуцкая брама в Несвиже). Можно сказать, что происходила постепенная эволюция от прямых утилитарных  назначений и функций до — символических. Но всегда существовал основной генетический смысл этой архитектурной постройки — быть организованным барьером между средой разного семантического назначения, поэтому сохранилась архитектурно-эстетическая задача — подготовка человека к переходу в другую пространственную ситуацию по коммуникационному коридору.

  Композиционно брама может включаться в архитектурный ансамбль с основным зданием (дворец, усадьба, храм), но это не общее правило. Тем не менее, важным является именно расположение ворот в материально-коммуникационной и визуально-коммуникационной связке с основным зданием дворца, храма или усадьбы. Подходы к брамам и их позиция относительно главного здания часто специально спланированы, чтобы открыть архитектуру сразу, как только мы проходим через нее. Что же касается стилистической и композиционной связи с ограждением, то она могла существовать и не существовать. В некоторых случаях ворота создавалась вообще как самостоятельная постройка, подчеркивая свое композиционное назначение.  Ворот, которые вели к усадьбам, что располагались в глубине парков, создавались таким образом, чтобы сделать их частью паркового ансамбля. При входах организовывались открытые площадки  или аллеи деревьев с вертикальными кронами.

  Особенность архитектуры брамы заключается и в том, что предельная природа позволяет присоединять их к различным типам среды — паркового, городского, крестьянского, открытого, закрытого и т.д.  Архитектурная стилистика ворот соответствует определенным этапом развития белорусском архитектуры замковая готика, ренессанс, барокко, классицизм, историзм, модерн. Однако общей тенденцией является взаимосвязь и сочетание стилей.

  Традиционно делается архитектурный акцент на боковые элементы ворот столбы, колонны, пилоны и т.д. Это, с одной стороны, вызывается строительными требованиями — закреплением на боковых конструкциях полотен ворот, с другой — это часть самого символического назначения ворот. Боковые акценты создают общий образ «стражей» входа. Поэтому столбы очень четко рустовались, на их «насаживались» шары или шпили. Нередки примеры использования скульптурных изображений львов, также «охраняли» входы. Симуляция обороны приводило к тому, что ворота решались в виде псевдозамковых башен-пилонов. Это одновременно соответствовала идеям романтизма в архитектуре парков, где находились усадьбы.

  Дворцовые ворота часто включали в свою композицию геральдику владельцев в виде картуша, что замыкали арки входов, или изящных кованых деталей, которыми отделывались храмовые и кладбищенские типы ворот

  Стоит отметить, что арки — наиболее устойчивая форма, в которой организовывались входы. Само слово «арка» на санскрите означает «что-то солнечное», и это подчеркивает первозданный символический смысл входа. В языческие времена вход имел еще одно  назначение — встречи с солнцем, солнечным божеством. Возможно, первыми прототипами арок были мегалитические постройки — дольмены, вокруг которых проводились обряды встреч с солнышком. В архитектуре белорусской брамы использовались как полуциркульные, так и стрельчатые (псевдоготическом) арки. Последние были особенно распространены в XIX веке, что также подчеркивало их «псевдозамковый» романтический характер. Нередко брамы исполнялись ярусной архитектурой, особенно в храмовой архитектуре (подходы к церкви, костела, монастыря). При этом второй ярус использовался как колокольня, в нем могла размещаться религиозная символика икона, скульптура. Это тоже напоминало о необходимости творить молитву в существующей граничной зоне, подготовиться к контакту с сакральной зоной храма. В конце XIX — начале ХХ века в строительстве ворот широко применялась лицевой и фасонные кирпичи, что часто создавало эстетический контраст с основным зданием того или иного комплекса. Очаровательно выглядят небольшие фонарики (бельведерчики) над воротами перед деревенскими храмами или кладбищем. Этот тип крестьянских ворот особенно интересен, потому что здесь создавались настоящие произведения искусства. Их архитектура иногда абсолютно индивидуальная и своеобразная. Архитектурная форма при этом не соответствует строго тому или иному архитектурному канону, она импровизационная и каждый раз неповторима, что говорит о талантливости местных мастеров.

  Выводы:

  1. Архитектурная организация входов воплощает идею границы пространства, через которую осуществляется переход от одного типа среды —  к другой.
  2. Брамы имеют как утилитарное, так и образно-символическое значение, связанное с их происхождением и семантикой.
  3. Архитектура брамы является особым традиционным жанром в истории белорусской архитектуры.